История деревни

Годом основания Кигазытамака принято считать 1856-й (по другим данным 1854-й). Селение заложили башкиры-вотчинники Куюковой тюбы Канлинской волости из потомков Бабича (Бабичевы), которые состояли тогда на казачьей службе у российского царя и входили в состав башкирского войска. Согласно архивным документам, прежде Бабичевы жили в деревне Тартыш (сейчас Чирша-Тартыш Кушнаренковского района), относящейся к 16 кантону, и вытребовали разрешение переселиться на свои вотчинные земли в 15 кантон для дальнейшего несения военной и административной службы. Эти земли, помимо окрестностей Кигазытамака, включали значительные территории ныне Мишкинского и Бирского районов. Пришедшие с равнин забелья люди были заворожены обилием леса, дичи и плодородной почвы. Выкорчевывая деревья, они пядь за пядью отвоевывали землю под пашни и пастбища. Со временем, на новое место стали прибывать и семьи из прочих краев. Так выросла большая деревня.

Название деревни образовано из слов Кигазы и Тамак (горло, устье), Кигазытамак означает место впадения речки Кигазы в Сухояз. Cлово Кигазы, в свою очередь, происходит от башкирского «Киек каз» (дикий гусь).

Следует обратить внимание, что деревня называется "Кигазытамак" и ни как иначе! Ведь никому не приходит в голову говорить Стерлитамаково вместо Стерлитамак.

Подобной "русификации" добавлением -ово в свое время подверглись многие топонимы в нашей стране, но нам следует знать правильное название, данное деревне нашими предками.

Уходящая корнями вглубь веков родословная Бабичей позволяет сделать вывод, что уже много поколений наши деды владели грамотой. Предки-основатели Кигазытамака охраняли границы России, участвовали в военных походах русской армии. Известно, например, что походный старшина Илекей Бабичев (1774-1820) был командиром одного из башкирских полков, участвовавших в Отечественной войне 1812 года, где башкиры отличились доблестью и сделали значительный вклад в разгром войска Наполеона В той войне составе 10-го башкирского конного полка также участвовал сын Мухтара Бабичева Гайнулла. Его брат Ишали с 1797 г. являлся башкирским казаком, дослужился до чина зауряд-есаула и находился на службе по охране Оренбургской пограничной линии. Гайнан сын Иликея Бабичева с 1818 г. служил рядовым башкирским казаком, затем урядником и зауряд-хорунжим, охранял границу России вдоль реки Урал.

В числе первых переселенцев был и юный Мухаматзакир Бабич (1847-1922), отец поэта Шайхзады Бабича. В дальнейшем он стал имамом. Именно он в 1901 году основал медресе и стал первым учителем нашей деревни.

После упразднения в 1865 году кантонной системы, Бабичи стали людьми гражданскими, а большая часть вотчинных земель со временем была распродана.

...

В годы гражданской войны на территории нашей деревни велись активные боевые действия. Кигазытамак попеременно переходил в руки то красноармейцев, то белогвардейцев. Особенности рельефа местности позволяли вести длительные перестрелки между западным и восточным берегами Сухояза. Следы той давней войны изредка попадаются и по сей день, в огородах и на лугах можно найти винтовочные и пулеметные гильзы, осколки снарядов. В те же кровавые годы 28 марта 1919 года на другом конце Башкортостана в Зилаире погиб жестокой смертью наш славный земляк Шайхзада Бабич. В 2006 году в школьном сквере установлен бюст поэта.

Последующие десятилетия принесли с собой новые беды, нет смысла описывать это подробно, Кигазытамак пережил то же, что и вся страна. Красный террор, страшный голод, коллективизация, репрессии, новая война...

Нельзя не вспомнить наших земляков-героев, воевавших, погибших, пропавших без вести в Великой Отечественной войне. Только из нашей деревни на фронт ушли более четырех сотен человек. Вернулась лишь половина. Но оставшимся в тылу пришлось не легче. Лишения, голод и непомерный труд — Все для фронта, все для победы!

Мы помним их подвиг!

В сороковых, во время очередной антирелигиозной кампании, спилили минарет, а позже разобрали единственную деревенскую мечеть, которая стояла на месте нынешнего магазина. Только спустя семьдесят лет в Кигазытамаке снова появилась мечеть.

В послевоенные годы в Башкирии активно разведывались и осваивались новые месторождения нефти. В начале 50-х годов на территории Кигазытамака вели разведочное бурение нефтяники бирского УБР, бригада мастера Козлова. Скважина стояла в паре километров ниже по течению Сухояза. Квартировали буровики в деревне, жили в домах у местных. Но поскольку пригодной для освоения нефти у нас не нашли, вскоре они, свернув работы, уехали. В добрую память о себе нефтяники оставили буровую трубу на нашем любимом роднике Хасан, которую самолично и установили. Деревенская жизнь скудна на яркие события, прошло уже 60 лет, а благодарные кигазытамакцы помнят те времена и тех людей. Сама скважина еще тоже сохранилась, теперь это известный ориентир.

Кигазытамак стоит уединенно, ближайшие селения Ленинское и Малосухоязово расположены почти в десяти километрах на север и юг соответственно. До недавнего времени не было также и приличной дороги. Все это не располагает к частым поездкам и соседским отношениям с другими деревнями. Но в прежние годы кигазытамакцы тесно общались жителями русской деревни Старо-Мокрушино, стоявшей километрах в 3-х к западу. Дружили семьями, ходили друг к другу в гости, такой вот был интернационал, да и колхоз был один. Местные старожилы до сих пор с теплотой вспоминают мокрушинцев. Только в 70-е деревня та зачахла. Люди разъехались. Кто-то в соседнее Чебыково, кто-то в Бирск. О том, что здесь когда-то жили люди ныне свидетельствуют лишь потонувшее в лесу кладбище, заросший тиной полуиссохший пруд, да одинокий белый обелиск на горе, место расстрела белыми шести местных жителей.

Наш язык

С точки зрения стороннего наблюдателя, кигазытамакцы разговаривают на практически чистом татарском языке. При этом, учитывая наше происхождение, нет оснований сомневаться, что мы башкиры. Нет никаких свидетельств, что язык наш когда-либо менялся. Говорим мы точно так же, как говорили наши предки. На этом языке разговаривали основатели Кигазытамака, настоящие башкиры, обладавшие вотчинным правом, в которых было живо еще племенное наследие, а чувство национальной идентичности и традиции были очень крепки. На этом языке разговаривал и писал башкирский поэт, наш соплеменник Шайхзада Бабич. Собственно, на каком еще языке мог говорить человек, родившийся, воспитанный и обученный в семье кигазытамакца Мухаматзакира Бабича. Сам Шайхзада с восхищением относился к знаменитому татарскому поэту Габдулле Тукаю и даже посвятил ему стихи. Заметим также, что в Татарстане Бабич считается татарским поэтом. Из всего можно заключить, что наша современная речь, близкая к речи поволжских татар – это язык наших предков и это башкирский язык!

Но как же быть с литературным башкирским языком? С тем, на котором печатают башкирские книги и газеты, на котором вещают телевидение и радио, на котором разговаривает ныне башкирская интеллигенция. Почему он другой?

Ответ довольно прост. В начале 20-х годов XX века были утверждены официальные языковые нормы для образованной в 1919 году Башкирской Советской Республики. Ввиду различных причин (видимо, не в последнюю очередь, политических), за базу были взяты юго-восточные диалекты народной речи. А ведь башкиры были большим народом, объединяющим несколько этнографических групп, зачастую заметно различающихся как внешностью так и говором. Язык северо-западной части населения, при разработке упомянутых норм, в учет взят не был. В свою очередь, для образованной годом позже, Татарской АССР была установлена норма современного татарского языка, наиболее близкая по звучанию к нашему языку.

В итоге возникла странная ситуация, сегодняшние кигазытамакцы, идентифицируют себя, по большей части, как башкиры, но при этом не считают башкирский язык родным. Доходит до подобных заявлений: «Я Бабичев и, вообще-то, мои предки башкиры, но я татарин». Такое положение дел характерно не только для нашей деревни, это проблема значительной части башкир северо-запада Башкортостана. Все это конечно удручает, ведь для южных башкир мы не совсем башкиры, для татар не татары. Вселяет некоторую надежду то, что в последние годы об этой проблеме чаще стали говорить публично.

Природа

Как было сказано в начале, селение наше расположено среди густого смешанного леса, который простирается на многие километры во все стороны... Здесь водится разная дичь. Куропатки, зайцы, рысь, бобры, лисы, волки, косули, лоси, кабаны... В иные годы забредают к нам и медведи.

Много в наших краях разной ягоды. Немногие знают, что есть в Кигазытамаке и клюква.

Еще одной особенностью природы наших краев можно назвать широко развитые карстовые явления. Карст — это, если совсем просто, подземные пустоты, образованные размывом мягких пород водой, а также все внешние проявления этого процесса. Самыми типичными проявлениями у нас являются карстовые воронки, обвалы земной поверхности в местах ее истончения под влиянием карстовых процессов. Такие воронки бывают как «сухими», имея зачастую впечатляющую глубину, так и заполненными водой, в последнем случае их именуют карстовыми озерами. И тех и других округе Кигазытамака множество. Наиболее известные — «Мәннән күле», «Саескан күле», «Өч күл». Отдельно хочется коснуться озера «Убылган күл». Это небольшое круглое озеро находится ближе других к деревне, потому давно облюбовано купальщиками. Его называют бездонным, что недалеко от истины, ведь дна в привычном смысле у таких озер действительно нет. Оно просто сужается книзу, переходя в узкий колодец, соединенный с подземным водоемом. Это озеро расположено высоко на горе, но при этом круглый год полноводно, что указывает на постоянную подпитку из подземного источника с избыточным давлением, способным поднимать воду так высоко.

Рассказывают, что где-то в 50-х очередное лето выдалось невероятно жарким и бездождливым, высохли речки и колодцы, а наше озеро, находясь почти на полсотни метров выше уровня деревни, стояло до краев заполненным водой. Это побудило нескольких молодых людей попробовать пустить озерную воду в ближайший овраг и далее в Сухояз. Прорубили небольшой канал и вода пошла, но вскоре уровень в озере опустился и поток прекратился. Интересно и непонятно то, что вода в озере больше так и не поднялась и находится на том же уровне по сей день.

Несмотря на то, что крупных водоемов в наших краях нет, кигазытамакцам не чужда и рыбалка. Рыба водится и в реках и в упомянутых озерах. Мало кто знает, что Хариус, излюбленная добыча местных рыбаков, рыба осторожная и привередливая, предпочитающая водоемы исключительно с холодной прозрачной водой. Если в Бири она еще попадается, то в Белой и Каме выловить ее уже нереально. А наши речки Кигазы, Сухояз, Алугуш, Чукуда, находятся в тихом лесном краю, имеют чистую родниковую воду и как нельзя лучше подходят для Хариуса.

booked.net
Кигазытамак
www.000webhost.com